пятница, 22 июня 2012 г.

Антропологическое чудо

А вот этот новый термин меня очень заинтересовал и очень мне понравился. Я помню, как Рахиль Израилевна Беккер сказала мне однажды в 90-х, как её подруга возвела в принцип при всеобщем одичании — стремление выпрямиться, стать выше. Нельзя людей «мыслить» как толпу. Люди — это сумма индивидуальностей, одна ярче, другая глуше, но индивидуальностей!!! прекрасная статья в РС Дмитрия Волчека «Архивы второй культуры»
Дневники Елены Шварц поражают самостоятельностью мысли, независимостью суждений. Как мало мы знаем себя, как мало мы можем знать о подростках!

Пробелы в образовании на лицо

Георгий Ильичев взял на себя труд прокомментировать социологические исследования по поводу отношения к либералам и либеральному политическому обществу, которое строится с 1991 года (пора б расцвесть уже!). Милая статья, вызывает много ассоциаций, самых разных, от «эту песню не задушишь, не убьешь», до мысли о том, что власть не пользуется в принятии решений исследованиями социологов, тем более комментариями интерпретаторов  либерального толка. Хотя нет, эти, видимо, используют для выбора лексики при обращении к той или иной части т.н. электората.

Прерванная работа


Об Историческом обществе читала в связи с А.А. Половцевым, который был до самой своей смерти председателем. Оценку его деятельности давали высокую. А.А. Половцев с самого его основания был членом-учредителем Императорского русского исторического общества. Председателем до него был П.А. Вяземский, человек, снискавший в истории славу своему имени своей порядочностью. А.А. Половцев на свои собственные средства как предпринимателя, выгодно женившегося человека (т.е. не было сомнения в законности приобретения его средств) публиковал регулярные периодические издания общества, в том числе и знаменитый «Русский биографический словарь». Одновременно А.А. Половцев являлся членом Русского археологического и географического обществ, Юридического общества при Петербургском университете, а после смерти тестя, барона Штиглица, продолжал содержать Центральное училище технического рисования и музей при нем.   Есть чем гордиться! Есть на кого равняться! Виват!
Кроме того, читаю о работе Н.М.Карамзина. «Патриотизм, — писал Н.М. Карамзин, — есть ЛЮБОВЬ К БЛАГУ И СЛАВЕ ОТЕЧЕСТВА И ЖЕЛАНИЕ СПОСОБСТВОВАТЬ ИМ ВО ВСЕХ ОТНОШЕНИЯХ».   Н.М, Карамзин, сторонник абсолютизма, после критики первых томов своей «Истории государства Российского», не меняя своих политических убеждений, в последующих томах на многочисленных исторических примерах показывал, как легко и часто русские самодержцы, отступали от своих высоких обязательств, пренебрегая интересами отечества. 

Это я все размышляю над статьями, посвященными созданию нового императорского исторического  общества по председательством самого императора. 

Ручное управление советом по правам человека


13 вакантных мест в настоящее время есть в совете по правам человека. Вакантных по причине заявленного ухода членов по принципиальным соображениям. Известие об уходе Людмилы Михайловны Алексеевой  вызвало публикацию статья в «Новой». Причина ухода всех тринадцати членов совета — нежелание управляться вручную, нежелание исполнять роль дрессированных собачек. А остальных — устраивает? 

среда, 20 июня 2012 г.

Проникновенное слово

Священник Георгий Чистяков говорит о самых трудных вопросах бытия: почему Бог попускает страдание и смерть? Трудные вопросы не имеют лёгких ответов. И возможно лишь выучить эти ответы как урок? Эти ответы ищет каждый, либо не ищет.

О Льве Лосеве и фильме Полански «Пианист»

Эти двое ребят, Александр Генис и Соломон Волков, всегда безумно интересно беседуют друг с другом о людях искусства. Поэтому я не совсем поняла, зачем было предварять разговор о поэте Льве Лосеве размышлениями о выборных предпочтениях русских американцев. Может быть, просто не захотела вникать...Бог с ним!
Но вот разговор о поэте и о фильме — блеск!

Личный выбор и новый формат мира


Яков Кротов всегда интересен. На этот раз особенно. Думаю, что есть с чем поспорить, уж очень все общо, но именно в общем, мне кажется, и заключается момент самый интересный и верный. Происходит тектоническая смена векторов развития общества, потому что изменился человек. Даже в России. Испорченный квартирным вопросом, так и не решённым, человек все-таки возжелал свободы в творчестве. Я не имею в виду искусство, которое без него невозможно. Я имею в виду любую деятельность. Чтобы в ней проявить творческий подход, нужно обладать чувством ответственности, а ответственность — суть свобода и есть. То есть удовлетворение от своей деятельности может получить только свободный человек. А чем еще нормальный человек занят большую часть жизни, если не деятельностью?
О том же, совсем в другом  формате, на мой взгляд, говорят и Александр Генис с Борисом Парамоновым, но их конкретика не поднимается до высот общего  у Якова Кротова, поэтому их оптимизм банален, в отличие от оптимизма Кротова, который парадоксален, тем и интересен и привлекателен.

Сложные переплетения проблем оппозиции


Слава Тарощина задала в своей статье «Революционный декабрьский романтизм не выдерживает испытания телеэфиром» с подзаголовком — чужие, другие и разные, больше вопросов, чем дала ответов. Но дала ответ главный — не всё лидер оппозиции, что мелькает на телеэкране. И это хорошо, потому что понятно, да и симпатии к этим лицам не возникает. Кроме того, историческая параллель с бомбистами и полицией, призванной охранять государя батюшку, наводит на мысли о провокаторах и совместных интересах со всех сторон противостояния. Гордиев узел российских проблем только затягивается.

К юбилею Шаламова


Сергей Соловьев беседует с Евгением Борисовичем Пастернаком о судьбе Варлама Шаламова. Беседу опубликовала «Новая». Интересная интерпретация разности талантов Солженицына и Шаламова. Не говоря о человеческой судьбе...Не знала о переписке Б.Л. Пастернака с Шаламовым. Безусловно, беседа очень интересная по интонации, по информации, по отношению к литературе.

Слава, изгнанная из России


Публикации Андрея Зубова в «Новой» всегда интересны не только информационно, то и тенденциозно, если можно так выразиться. «История, как известно, не имеет сослагательного наклонения. Однако косвенное представление о том, что могло бы реализоваться в России в альтернативном варианте, можно составить, если посмотреть, как реализовали себя те люди, которых революционная смута вытеснила из страны. Это также может дать представление о том, какого качества были эти люди и много это или мало для страны — потерять один миллион или даже несколько сотен тысяч таких людей.
Одной из самых высокотехнологичных, сложных и быстро развивающихся отраслей в первой половине XX века была, безусловно, авиация. Посмотрим, как проявили себя русские эмигранты именно в этой области, причем ограничимся только США», — это цитата из его последней публикации. Именно так тенеднциохно надо пеподавать историю в школах, чтобы дети чувствовали себя звеном в цепочке поколений, а не зрителями исторического театра. Вот тогда и появится ответственность перед будущими поколениями за свои деяния.

Проблемы геополитики


Весь мир следит за развитием конфликта на Ближнем Востоке. Однако я не понимаю его смысла, потому что плохо знаю, скорее не знаю совсем, совсем мировой геополитической истории. Поэтому особую признательность выражаю Сергею Печурову, написавшему популярную статью, разъясняющую смысл конфликта в историческом разрезе, а также Алексею Малашенко, рассмотревшего проблемы современного Ближнего Востока в их ревлюционной составляющей,  и «ЕЖ»-у, опубликовавшему этот материал. Кроме того интересна статья обозревателя «Новой» Павла Фельгенгауэра об интересах нынешней власти.

понедельник, 18 июня 2012 г.

Литературное эхо

Взяли за душу слова автора статьи, Ольги Балла-Гертман,  о том, что литература все связывает, все в себе содержит. И в литературе нет одиночества. Все и всё взаимопроникнуты друг другом.  Как это хорошо! Я так же чувствую! Статья называется «На пире Платона во время чумы » и знакомит статья с книгой Томаса Венцлова. Собеседники на пиру: Литературоведческие работы. – М.: Новое литературное обозрение, 2012. – 624 с. - (Научное приложение. Выпуск CVIII) . Вот финал статьи: «Пир, на котором собеседуют герои Венцловы, - это явно, как выразился один из этих героев, пир Платона во время чумы. Происходящий в пространстве идей, он изымает каждого из своих участников (а с ними - и нас, читателей) из чумы присущей каждому современности – и помещает в высокий, разреженный воздух вечности. »
 

Кругом стыд и позор


Ехала в машине, когда по радио предавали о происшествии на чемпионате Европы по футболу: стычка польских и российских болельщиков. Не понравилась мне эта новость. Польша и Россия — суть антагонисты навек. И в драке нет правых и виноватых, на то она и драка: не лезь! А тут шум на весь мир. К чему, кто ж выносит сор из избы на стыд и позор себе? Прочитав статью Вадима Дубнова «Идеальная провокация», нашла ответ на свои вопросы.
Сама я эти матчи смотреть не могу, не понимаю смысла в игре, кроме того, она стала такой коммерчески политизированной, что  желания в неё вникать нет совсем. Но то, что вокруг неё происходило, оказалось меня коснулось тоже по той простой причине, что я гражданин своей страны по факту рождения, во-первых, а во-вторых, по факту принадлежности к её культуре. А в третьих,  люблю я её, поэтому и «болею» так  за то,  не ту культуру она демонстрирует миру, не мою, не моей страны, не моей культуры.  Мне будет бесконечно жаль, если её уничтожат,  перестанут говорить на русском языке, как перестали говорить  на латинском. К сожалению, именно пример падения Римской империи и демонстрирует то, что культура  сама по себе, а государство само по себе. И если это происходит, то она разрушается. Я не за государство, а за свою страну, её язык, культуру, за любящих её людей. И мне все равно,  какой они национальности. А еще я очень люблю польскую культуру, архитектуру её городов, её историю и литературу, её кино, её язык.
Каким надо быть идиотом, чтобы создавать этот баннер,  Это не Россия. Это — шовинизм.

воскресенье, 17 июня 2012 г.

ОБРАЗОВАНИЕ СЛИЛИ


Новые стандарты приняты. Образование кончилось. Илья Смирнов об антиитогах.

Беды современного кино


Откровенный разговор после фестиваля между тем, что по долгу службы критика отбирает фильмы для фестивалей и журналистом РС. Они пытаются обозначить проблемы, не обвиняя во всех бедах прокат. Кроме кино есть куда пойти. И просто так в кино уже не ходят. Конкуренция не столько между создателями кино, сколько с индустрией развлечения и цифровой техникой. Создатели кино еще не ощутили шесть такой конкуренции, потому  что пока изыскивают деньги на кино, стараются быть поближе к распределителю.

С миру по нитке


С миру по нитке — городу на музей Бродского в той самой квартире, в полуторакомнатах  которой взошёл в историю страны и поэзии Бродский. Фильм Андрея Хржановского уже увековечил их. Но это тысячу раз правильно — память места, куда можно прийти и увидеть. Это и есть остановленное мгновение жизни человека. Это посредник прошлого в настоящем, это гарантия будущего не поэзии Бродского, что очевидно, а будущего тех, кто прикоснется к вечности

Между прошлым и будущим

Как поется в известной песне, между прошлым и будущим всего лишь миг. Но он называется ЖИЗНЬ. И если эту самую ЖИЗНЬ не описать словом, то это значит, лишить её смысла. И окажется  бессмысленным и прошлое,  и будущее. Статья Игоря Померанцева названа «Общество в защиту детства», но я скажу, что проблема лежит глубже. Ведь взрослые — это вчерашние дети. И взрослый мир зависит от того, какой багаж вынес ребенок из детства. Мой внучек, которому 1 год и 2 месяца главной игрушкой считает мобильный телефон мамы или папы. Он прикладывает его к уху, подолгу нажимает на кнопочки, опять прикладывает... С игрушечным, говорящим, поющим, светящимся, он играет меньше, не так долго. Вот и получается, что ребенок включен во взрослый мир, подражает взрослому миру,  испытывает потребность в участии во взрослом мире. Так в каком же звене прерывается связь поколений, связь времен? Думаю, в самом времени. Дети не оглядываются назад, у них нет прошлого. Только взрослые могут о нем рассказать, прочитать,познакомить с ним. О чем говорят родители с детьми? О чем рассказывают, если рассказывают? Какие книги читают, если читают? Какие фильмы смотрят с детьми, если смотрят?

И дело не в слове, которое должно остаться в детской ли, взрослой ли книжке, а в том, чтобы слово связывало взрослого и ребенка, чтобы ребенок понял, что у него тоже есть прошлое, которое называется мама и папа, бабушка и дедушка и все, что их между собой связывает.

Начало конца


Назвать вещи своими именами — значит оценить их, понять их смысл. Колесо истории, потому колесо, что как далеко ни катится во времени и пространстве, а все ж остается тем же колесом, только изношенным...

Человеческое слово, полное тревоги

Юлия Латынина человек свободный. Поэтому она свободно и по-человечески выражает свою тревогу по поводу всей этой истории с Бастрыкиным. Она понимает больше, чем обыватели, потому что знает не только больше, но  и оценивает шире и глубже... Журналистика — очень опасная профессия для порядочного и честного человека.

И это все о том

Поиски мирного выхода их политического кризиса ведутся. Многие эксперты высказывают свои мнения.  Спасибо «Новой», что публикует их мнения. Это значит, что я тоже думаю, мне тоже важно сформулировать свою точку зрения. И не только мне. Таких людей много. Главное, чтобы люди научились оценивать происходящее, вырабатывать свою точку зрения  на основе информации, поданной с разных ракурсов, состоящей из разных точек зрения компетентных профессионалов. 
Лилия Шевцова считает, что мирная деформация возможна только при условии реформирования действующей Конституции, которая и порождает самодержавие, поэтому отношением к Конституции и можно поределить истинные цели оппозиционеров.
Юлия Латынина говорит о том, что надежды на готовность власти к реформированию изнутри — бессмыфсленны и опасны. Они приведут к катастрофе.
Ветеран Великой Отечественной войны Леонид Лопатников, ведущий научный сотрудник Института экономической политики,  предлагает создавать альтернативные органы, начать, например, с Общественного следственного комитета.
Что же складывается в моей голове? — Каждый, кто хочет перемен, готовится к переменам в себе, взращивает в себе готовность отстаивать свою точку зрения, противится всеми силами мнению люмпенизировнной толпы, берет, в конце концов ответственность на себя, как это сделали ребята на Чистых прудах, не создавая кумиров.

среда, 13 июня 2012 г.

Психология протеста

Михаил Ямпольский и Владимир Абаринов считают, что участие в протестном движении позволяет людям обретать чувство собственного достоинства, которое множится на  количество встречаемых на маршах, митингах и прогулках людей. Человек не может жить негативным, ему важно чувствовать себя заслуженно любимым. интересная интерпретация протестного движения со ссылками на Ницше и Гегеля.

Светлой памяти Роберта Рождественнского


Стихи Рождественнского любила всегда, хотя знала их мало. А этих — и подавно не знала.  Знала только хрестоматийные. А уж эти...А ведь они дотягивают до планки мандельштамовского горца с тараканьими усами. Спасибо «Новой», за публикацию гражданской лирики Роберта Рождественнского.
Вошь ползет по России.
Вошь.
Вождь встает над Россией.
Вождь.
Буревестник последней войны,
привлекательный, будто смерть…
Россияне,
снимайте штаны!
Вождь
желает вас поиметь!

понедельник, 11 июня 2012 г.

Бревно в глазу моего брата


Психологический феномен вражды между людьми, основанный на проекции, вновь подтверждает универсальность религиозной идеи любви. Точнее не идеи, а образа жизни.
Проекция — форма слепоты. А как стать зрячим? —«Зорко только сердце. Глазами главного не увидишь!»
Статья Михаила Завалова написана в такой сдержанной, но эмоционально напряженной интонации, какая заставляет обернуть зрачки внутрь.
«Нет, я не сомневаюсь в том, что зло существует в мире и вне нас. И думаю, что человек, живущий по-настоящему, неизбежно вызывает у кого-то настоящую, не сфабрикованную, вражду. Я не сомневаюсь и в том, что битва между добром и злом вполне реальна и происходит не только в сердце.

Именно поэтому, чтобы занять в этой битве правильную сторону баррикад, мне необходимо понять, что границы между добром и злом проходят внутри меня самого. Только увидев зло в себе, я могу бороться со злом – иначе это будет просто бегством от реальности. Тогда я перестану создавать врагов, а кого-то из них даже смогу сделать «своими». В конце концов, «любить» врагов не значит испытывать к ним приятные чувства и тем более не значит с ними во всем соглашаться. Если я протягиваю врагу руку, быть может, я смогу вынуть соринку и из чужого глаза: показать, что в этом мире происходят удивительные превращения. Если только эти превращения происходят и со мной самим. »

Дух Константина Вагинова

В книговращалищах летят слова.
В словохранилищах блуждаю я.
Вдруг слово запоет, как соловей —
Я к лестнице бегу скорей,
И предо мною слово точно коридор,
Как путешествие под бурною луною
Из мрака в свет, со скал береговых
На моря беспредельный перелив.
Не в звуках музыка — она
Во измененье образов заключена
Ни О, ни А, ни звук иной
Ничто пред музыкой такой.
Читаешь книгу — вдруг поёт
Необъяснимый хоровод,
И хочется смеяться мне
В нежданном и весеннем дне.


 Это же и есть определение поэзии! Дмитрий Волчек и Анна Герасимова вспоминают поэта Константина Вагинова.

Эрос не знает морали — потому и общество аморально


«Необходима спешная оговорка: мы не говорим о ненужности понятий добра и зла, а только о том, что инстинктуальная  сфера бессознательного не знает этих понятий», — это цитата из радиопрограммы, в которой Борис Парамонов рассказывал об интерпертации социализма Герценом.
 «Позволительно думать, что сексуальная удовлетворенность – дело не столько справедливого общественного устройства, сколько индивидуального характера сексуального субъекта», — это резюме очень интересного разговора, в котором история семейной драмы Герцена всего лишь  к рассуждению о связи понятий сексуальной удовлетворенности и социальной справедливости.

Кораблик детства — детская литература

Тамара Ляленкова поднимает вопрос о школьной программе по литературе, совершенно справедливо говоря о том, что учащихся перегружают взрослой классикой, исключая возможность читать детские книги, тем самым  создавая провоцируя ситуацию отказа от чтения вообще. Это началось не вчера, и не надо кивать на поколение, воспитанное телевизором, потом компьютером... Лишать ребенка детства — преступно. Говорить о реформировании, гуманизме и гуманизации чего бы то либо, включая общество, не заботясь о душе ребенка — преступная ложь. 
Детская литература питает душу, дает ей возможность осознать себя, принять себя, убедиться в том, что  ты не одинок в своем смятении. Без этого человек — инвалид, лишенный свободы действия душой.
А перекладывать вину на детей за то, что они не читают — значит, прятать голову в песок, подобно страусу. Нет  ребенка, который не откликнулся бы на то, что его так глубоко волнует, что самому высказаться слов нет. А мы лишаем детей возможности искать понимания и сочувствия, которые он может найти только в литературе, ни одна самая нежная мать не может и не имеет права влезать в душу даже собственного ребенка, потому что это область — самое хрупкое, самое уязвимое, травмируется при любом прикосновении. Если нам не дано предугадать, как слово наше отзовется, что что говорить о движении души, о муке  терзаний ее.

вторник, 5 июня 2012 г.

лакмусовая бумажка правосудия


Елена Костюченко на фотографии мила, нежна, обаятельна. Опубликованный ею материл по Кущевской — страшен.  Страшен Правдой, которую раздела Ложь. Все по Высоцкому. Только думаю, бард и представить себе не мог, сколь страшна и реальна ситуация его притчи.
«ы еще не поняли — в нашей стране иная власть: не Путин, сидящий на своих дутых процентах, не гомеричные Чайка с Бастрыкиным, не все эти Грызловы и Патрушевы. Все они — просто обслуга бессчетного количества российских цапков. Цапки — опора их власти, а они — опора цапковского бизнеса», — пишет Сергей Соколов.

суббота, 2 июня 2012 г.

Драматургия судьбы

        Я видела эту пьесу Бориса Александровича Голлера в театре Малыщицкого в 1999 году. потрясение, испытанное мною тогда, живо. Время стерло яркие краски эмоций, но сами они остались. Ничего подобного до этого спектакля и после я не видела и не испытывала. 
      Мне сегодня это мешало. Когда Борис Александрович начал читать свою пьесу «Привал комедианта или Венок Грибоедову», я стала вытаскивать на поверхность сознания картины из  спектакля. Но они не входили в резонанс с тем, что я слышала. Они были плоскими, иллюстративными, они мне мешали, наконец! Пока я не поняла, что я слышу другую пьесу. Содержание её я знала: порядок сцен, реплик, действий персонажей.  Но в чтении автором она  задействовала  во мне какие-то иные творческие механизмы зрительского, в данном случае слушательского восприятия. Органы чувств комплексно так воздействовали на мое сознание, что я видела происходящее как бы изнутри происходящего, раздвинулось пространство и время, исчезла грань того и этого, воображаемого и действительного, потому что то, что делалось во мне было главнее, важнее, жизненно необходимее того, что вокруг меня. 
        А вокруг сидели люди. Среди них были мои знакомые и ученики, друзья и друзья учеников. Я страшно боялась, что они не воспримут это так, как я. Может быть, я им мало рассказала, плохо подготовила, а вдруг они спешат, а служенье муз не терпит суеты. Ибо то, что звучало в белом зале библиотеки имени Лермонтова сегодня — требовало служенья, высокого служенья высокому искусству. Самое удивительное, не только искусству, но и самому себе. Там, в высоте судьбы драматурга такая жертвенная чистота и святость, что заглянуть туда с суетными мыслями невозможно, сорвешься. Убьешься, в самом себе убьешься. И от этого напряжения текли слезы, и было неимоверно замечательно постигать, чего стоит жизнь, чего стоит смерть. Что есть любовь и счастье, долг самому себе и ответственность за будущее. Будущее, которое нам всем хочется видеть справедливым и ясным. И каждому требуется создавать свое представление о том, каким оно должно быть, и каким ты сам должен быть, чтобы ему соответствовать. И все мы платим за это представление цену. По высоте цену. Ведь всегда есть маленькая дверь из миссии в кондитерскую. Сочетание-то какое! Миссия, которую не бросишь, как поклажу, которая, став твоей, потребует тебя всего без остатка. И кондитерская, сладкая жизнь, совсем рядом, только перешагни порог самого себя.
         Хотела написать о пьесе, а пишу про себя. Потому что она проникает так глубоко, затрагивает такие уголки души, о существовании которых я и не подозревала. И происходит от этого глубокое осмысление самых важных вещей: любви, дружбы, Родины, творчества, судьбы, ответственности, долга. И ни одного однозначного ответа, пафосного чувства. Все сплелось и  развеялось, сшиблось в ощущении высоты и сверглось в осознании  пучины. И ясно только одно: человек сам творец своей судьбы. И от высоты духа зависит высота творения. И понимаешь со всей неотвратимой ясностью, что у каждого свое время встать перед выбором: сохранить достоинство или улизнуть за дверь кондитерской...
              Ничего подобного я не испытывала и не думала до сегодняшнего дня. Вот что такое пьеса, прочитанная самим автором. В глубоком почтении склоняю перед ним голову. Спасибо Вам, Борис Александрович!
                 Нельзя не сказать и о том, как интерьер библиотеки помогал слушать. Лестница, которая ведет на второй этаж так благородна и изящна, лестница, как восхождение к вершинам духа авторов книг, хранящихся в недрах старинного особняка. Превосходная акустика старинной залы доносила мельчайшие оттенки интонаций. Белые нарядные стены  легко расступались перед картинами, рождавшимися в воображении. Лучшего места для встречи автора и читателя, персонажей и слушателей, человека думающего с людьми, чувствующими так же, просто не придумать.  Какое счастье, что двери библиотеки так широко и радушно распахнуты навстречу высокому.
                 

                   

пятница, 1 июня 2012 г.

Фонд Михаила Прохорова в рамках Литературной премии «НОС (Новая словесность)» представляет спецпроект «Опыт другого мышления: Русский нон-фикшн XX века». 
и вот составлен жюри лонг-лист, список из сорока авторов с произведениями, которые отвечают по мнению жюри  альтернативой тоталитарному сознанию.  
Марк Липовецкий, профессор университета Колорадо,  говорит, что «это чисто интеллектуальный эксперимент. И смысл его состоит в том, чтобы, прежде всего, обозначать критерии и суждения о современной литературе, то есть прежде всего искать какие-то рифмы с литературой прошлого». Разговор членов жюри, Марка Липовецкого и Евгения Дроботенко, историка литературы, профессора Шеффилдского университета, с Еленой Рыковцевой весьма интересен. Он шёл вокругш критерийев отбора, вокруг списка, его жанрового и писательского состава, он обозначил спорность самого списка и критериев, и тем не менее важность его составления и вообще продолжения этой работы.

О банальности зла

50 лет назад в Израиле по приговору иерусалимского районного суда был казнен нацистский преступник, один из организаторов Холокоста оберштурмбанфюрер СС Адольф Эйхман. Он, возглавлявший так называемый "еврейский отдел" Главного управления имперской безопасности, вел протокол Ванзейской конференции, создавшей план уничтожения 11 миллионов евреев Европы, включая, как было сформулировано в протоколе, и "европейскую часть Турции". Эйхман руководил работой по депортации евреев Европы в лагеря смерти. Приговор Эйхману был приведен в исполнение в ночь с 31 мая на 1 июня 1962 года.
Статья об этом событии на РС

Горькие шутки Шендеровича

Чувство юмора Шендеровича, конечно, спасает, прежде всего, его самого от болезней головы, которой страдают люди, лишённые чувства юмора. Только вот его шутки стали горьки, как полынь...
Вот что  «горчит»  и не дает покоя

Распил образования

Алексей Кузнецов  обратил внимание занятой выживанием в предложенных исторических условиях общественности новый расклад системы образования оп уже принятым стандартам. Аминь.