вторник, 31 мая 2016 г.

Боги болот

У нас в лицее были ребята из Ханты-Мансийска, из Сургута. За названиями этими стояла только карта страны. А дети были как дети. А вот благодаря публикации Елены Костюченко и очень выразительным фотографиям я будто побывала у ребят в гостях. Спасибо, Елена!


Преступления без срока давности

Мир меняется. Высшей ценностью признается человеческая жизнь и свобода. Нужно просто соблюдать закон. По данным Би-би-си, бывший президент Аргентины уже отбывает пожизненное наказание за нарушения прав человека во время своего президентства с 1976 по 1983 год. В 2013 году его признали виновным  в похищении 23 человек.

Честность не пороГ

понедельник, 30 мая 2016 г.

несварение ввиду НТП

Очень интересная публикация Станислава Нарановича, сразу видно, ЧИТАТЕЛЬ. Согласна с каждым словом!

Встречи

Самое чарующее в жизни - это дружеские встречи. Вот Юрий Рост  - о встречах.

Домашний кинотеатр

НГ предлагает по воскресеньям посещать кинотеатр повторного фильма, всего лишь включив компьютер. Слава научному прогрессу и цифровым технологиям в частности!

Не в бровь, а в глаз

Остановись мгновение

суббота, 28 мая 2016 г.

История в лицах

Есть судьбоносные мгновения, есть дни, есть годы... Не только в жизни человека, ведь общество  - это люди, много людей. Осознание своей ответственности перед самим собой, забота о свой чести и достоинстве, ответственности за свои поступки, имеющие влияние на жизнь других людей, голос совести - это все про каждого. 

пятница, 27 мая 2016 г.

информация и знание

Сложности информационной перегрузки сознания. Опасности информационного времени. Эти темы поднимаются в интервью с автором книги "Информация. История. Теория. Поток" Джеймсом  Гликом. Очень интересно,  понимание проблемы многое проясняет.


понедельник, 23 мая 2016 г.

устами Горенштейна

Сегодняшнее вчера, о котором так точно и мудро, печально и просто говорил Фридрих Горенштейн...


Экономические сценарии

Лекция Александра Аузана — «Будущее российской экономики. Основные сценарии»

Лишённые стыда и совести

В "Иронии судьбы"  Эльдар Александрович выделил как самые влиятельные две профессии - учителя и врача. Это было в незапамятном 1976 году. В России тогда не было еще такого же ранга профессии, ошибки представителя которой обходились бы не менее дорого человеку и обществу. Теперь есть - журналист

Моё открытие

Для меня открытие. Благодаря ЕГЭ я открываю новых авторов. Знакомлюсь с творчеством тех, кого знала как общественного деятеля. Очень благодарна ЕГЭ за "Книгу убеждений"  ЮрияФёдоровича Карякина.
И вот новое для меня имя - Михаил Чванов, уфимский писатель. Нашла отрывок из его рассказа "Билет в детство". Пронзили совестливость и честность, нутряные, глубинные, неизбывные. Очень хочу читать его книги.

 

Письма Тютчева жене

Чужие письма читать нельзя. Но это как заглядывать в окна, что тоже нельзя, но, особенно тёмной зимой, заглядываешь, разглядывая занавески, светильник, силуэты...Воображая каждый раз, что за окнами царит счастье и покой, и по другому быть не может.  Это как мечта. Пот и чужие письма тоже - замочная скважина в мир души другого человека. Но раз опубликованы  - значит, можно?.. Читать такие письма  - это тоже как окунуться  в мечту.

среда, 18 мая 2016 г.

Об окружении короля

По законам стресса

Какая ответственная позиция у Ольги Маховской! Вот так живёшь и думаешь себе свои думы о мире и жизни. А оказывается, что не мои только это мысли, и есть связь между людьми, жившими до меня, и теми, кто будет жить после меня.


ДЕТИ В ОПАСНОСТИ!

ЭТО ВАЖНО! ВАЖНО ПРОЧЕСТЬ КАЖДОМУ! ВАЖНО РАССКАЗАТЬ ТОМУ, ЧТО НЕ ПРОЧЁЛ. ОСОБЕННО ВАЖНО ПРОЧЕСТЬ  РОДИТЕЛЯМ, ИМЕЮЩИХ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ. 
Достоевский говорил о слезинке одного ребёнка, в этой публикации Галины Мурсалиловой рассказывается о смерти 130 детей. Спасибо ей за предупреждение. Она настоящий журналист.

Послесловие от Сергея Соколова, заместителя главного редактора.  Спасибо огромное и ему. Спасибо "Новой газете"!
Продолжение обсуждения в РС
И далее... 



вторник, 17 мая 2016 г.

Сказка про Зондервег

Ничто не ново под луной. Видимо, все в человеческой природе имеет место быть. Очень мне понравилась публикация историка Камиля Галеева о развитии немецкой националистической мысли. Наверное, не всё так схематично и просто, но что-то в этом есть.

Вот и о тунеядцах замолвлено слово

Леонид Млечин так живо и образно, отбирая факты, которые невозможно опровергнуть, пишет о политике советского государства о отношении людей труда: истинного и по принуждению.


воскресенье, 15 мая 2016 г.

Свидетельства того, кто пережил

мемуары

Анатолий Найман стал для меня близким человеком, когда из его книжки я узнала, что он учился в  222 школе, Невский 22/24. Самый дорогой адрес в городе, самые дорогие воспоминания связаны с этими цифрами, с тем, что стоит за ними.
С тех пор с радостью читаю его воспоминания. Они живые и человеческие, очень близкие по духу.


как формируется историческая память

Андрей Зубов отвечает на вопросы Ярослава Шимова об отцах Отечества. 
Оказалось, что письменность способствовала созданию мифов о правителях. А Интернет, как отрок - бунтарь, свергает авторитеты... Забавная точка зрения!

 

Очарование зла

Забавная публикация, очень хороший язык, такие точные определения! Молодец!


среда, 11 мая 2016 г.

Вот, что значит надо приходить в редакцию. Вопросы не вошли. Они были наверняка, мне они очень интересны.
Слава богу дождалась этой лекции. Очень интересно, совсем другой Курпатов. Намного серьезней и актуальней. Буду читать.
Стало хоть немного понятно (теоретически, потому что понять все равно не могу, как понять антиматерию), как люди одновременно верят в целую сотню противоположных мемов, как они молятся на портрет сталина, одновременно любят родственников, погибших от голода и депортаций и т.д. и утверждают, что никто особенно не пострадал, или "так им и нужно" или "лес рубят -щепки летят", и много другого, не относящегося к политике. Например, можно ненавидеть всех женщин, считать их злобными дурами, кроме "моей бедной мамочки", которая всегда права и можно гордиться ее успехами.

Лекция Андрея Курпатова «Переосмысление психологии»

07.05.2016
«Переосмысление психологии» — так называется лекция кафедры психологии «Новой газеты», которая состоялась в среду 27 апреля. Лекцию читал врач-психотерапевт, известный автор и ведущий до сих пор вспоминаемой многими телевизионной программы «Доктор Курпатов», президент Высшей школы методологии Андрей Курпатов.

Писатели на фронте

Борис Лапин, Захар Хацревин, Иосиф Уткин, Евгений Петров, Юрий Инге, Аркадий Гайдар, Павел Коган, Михаил Кульчицкий — что объединяет всех этих людей? Не только то, что все эти писатели погибли на фронте, но и то, что в момент гибели они переживали новый творческий взлет.

суббота, 7 мая 2016 г.

Память требует озвучить боль

Неправда, что память ничего не требует взамен, что наши долги прощены нам за давностью лет.
Всего-то было делов — перелистать забытые семейные альбомы, снять с антресолей пыльные коробки с фотокарточками не своей жизни, перебрать их «по зернышку». В сущности, пустяк, а будто сердце остановилось. И все равно: когда читаешь эти заметки, ощущение, что мы бежим отсюда, где нам плохо, туда, где нам будет хорошо. Хотя здесь — жизнь, какая ни есть, а там — царство мертвых. И все же, все же…

Отражение реальной жизни на реальных людей

Лекция Людмилы Петрановской «Мы, наши дети и травмы старших поколений» 
 Как на всех нас отражается история нашей страны? Как тяжелые испытания отражаются на жизни каждой семьи? Как связаны практики воспитания детей времен наших бабушек и состояние общества? Почему тоталитарные режимы всегда воюют с семьей? И что происходит с семейными травмами в наши дни? «Мы, наши дети и травмы старших поколений», — так называется лекция кафедры психологии «Новой газеты», которая состоялась во вторник 26 апреля в здании редакции. Лекцию читала семейный психолог, специалист по травмам привязанности, автор книг для родителей, основатель Института развития семейного устройства Людмила Петрановская.

Подмена ценностей



Публикация "Без слёз на глазах" Светланы Ниберлайн попала в самую точку, озвучила мысли многих, выразила наши чувства. О войне мне рассказывала бабушка. Много страшного. Но рассказывала так, чтобы я помнила, а не чтобы травмировать мою психику. Папа о войне не любил говорить. и фильмы не любил смотреть. В 41-м ему было 10 лет и он был старшим братом 2-х летнего Жоры и 2-х месячного Валеры. И застала война семью на Украине...
Для меня день Победы - скорбный день. Я думаю о цене победы над врагом. О виновных в смерти миллионов. Я читаю воспоминания Николая Никулина о войне, реву над каждой страницей и не могу понять, как это можно пережить и жить, не помня об этом... Память нужна не мёртвым, а живым. Но пока помним о мёртвых - живы...и не хотим войны.
"Хотят ли русские войны?" Публикация  Сергея Медведева
Победа маркетинга

четверг, 5 мая 2016 г.

Из книги Ю.Ф. Карякина "Перемена убеждений"

Культура и цивилизация
Мне кажется, есть рациональное, плодоносящее зерно в противопоставлении, в
дихотомии – культура и цивилизация.
Цивилизация есть специфически человеческий способ убийства всего живого и
в конечном счете способ самоубийства человечества.
Культура есть способ самоспасения человечества и спасения всего живого.
Грубо говоря, цивилизация – губит, культура – спасает.
Особая сложность вопроса в том, что если не отрываться от реальности, то есть
от реальных конкретных людей, то эти понятия, столь резко противопоставленные, на
самом деле переплетены. В жизни и одного человека, и народа, и общества, и
человечества в целом обе эти тенденции взаимодействуют. То берет верх одна, то
другая...
Культура – не просто способ «выживания», и уж тем более не выживания в
смысле «спасения животишек», что, по мысли Достоевского, «самое последнее
дело». Культура есть спасение и самоспасение путем духовного возвышения.
Культура – система, совокупность всех знаний, ориентированная на спасение жизни
вообще и человечества в частности – путем прежде всего духовного возвышения.

среда, 4 мая 2016 г.

Из книги Ю.Ф. Карякина "Перемена убеждений"

...Вначале существовало нерасчлененное, синкретическое знание, в котором совершенно органически сочетались и наука, и искусство,– и было оно подчинено
критериям жизни и смерти, именно этим масштабом измерялось, именно этими
ориентирами руководствовалось (этот синтез нерасчлененный не мог не быть
религиозным). Но, вероятно, начиная с XV–XVI веков началась и все более
ускорялась дифференциация знаний, которая привела к тому, что наука оторвалась от
критериев, масштабов, ориентиров жизни и смерти человеческого рода (наука стала
нерелигиозной и даже антирелигиозной).
Важно и другое. Духовно-нравственные заповеди в отличие от естественно-
научных знаний действуют, только будучи воплощенными в личностях. Но людей, их
воплощающих и как бы олицетворяющих культуру как победу жизни над смертью,
современных праведников – все меньше. У нас в этом отношении совершенно
выжженное поле. Да и в мире положение не лучше.
Процесс овладения культурой и постижения нравственных ценностей происходит в самом человеке, и в этом его самоспасение. Нужно быть беспощадным
к себе, чтобы пережить муки этого пути.
Такой трудный путь прошел Солженицын, который начинал с того, что славил
революцию и даже на Лубянке, во время первых допросов, защищал ленинские идеи.
Я знаю, что у него на этот путь внутреннего освобождения ушло около десяти лет. И
каких! Война, лагерь, болезнь – встречи со смертью.
У Достоевского на «освобождение» от увлечения социалистическими идеями
ушло лет восемь-десять (с 1849 года, когда его едва не расстреляли, до 1856–1858
годов).В каждом человеке происходит либо осознание факта смертности и
ответственности перед лицом смерти, пока еще индивидуальной, либо беспрерывное
бегство от этого факта. В предельных формах последнее выглядит так: «однова
живем», «хоть день, да мой»... Но именно здесь происходит завязь всех форм
самосознания человека – развитых, полуразвитых и недоразвитых.

Из книги Ю.Ф. Карякина "Перемена убеждений"

Известно, что за последние десять лет в естественных и точных науках
накоплено больше знаний, чем за всю предыдущую историю человечества. Эти
знания передаются непосредственно.
Совсем по-другому обстоит дело со знаниями духовно-нравственными.
Главным фундаментом этих знаний человечество владеет, быть может, уже пять
тысяч лет. И прибавки к этим знаниям – через святых отцов церкви, мыслителей,
художников – можно измерить лишь «граммами» к уже нажитым за тысячелетие
«тоннам». Основные нравственные постулаты и духовные заповеди на три четверти,
если не на девять десятых, одинаковы во всех мировых религиях. Они общеизвестны.
Секрет только состоит в том – в отличие от естественно-научных знаний,– как
претворять их в жизнь.
Еще недавно нас пугали «реакционностью» «мракобеса» Мальтуса, который
доказывал, что число людей в мире растет в геометрической прогрессии, а
количество продуктов питания – в арифметической. Я бы «добавил» к Мальтусу:
человечество настолько быстро развивается, что ему не хватит прежде всего пищи
духовно-нравственной. Похоже, что пища эта даже убывает.
Известны данные о том, как росло население Земли: в 1800 году оно составляло1 миллиард человек, в 1900-м – 2 миллиарда, в 1961-м–3 миллиарда и скоро составит
6 миллиардов человек. Этот рост человечества «по экспоненте» происходил
одновременно с процессом своего рода обезрелигиозивания его. В годы
средневековья и крестовых походов (при всех издержках этих мрачных времен)
скрепы нравственности все-таки держали общество. В России атеистов еще почти не
было даже в XVIII веке, а тех, кто был, потаенных и колеблющихся, можно было по
пальцам перечесть...
Ну а потом наступило господство атеизма, к тому же еще вульгарного,
означавшего снятие всех духовно-нравственных скреп и подмену их суррогатными,
так или иначе в своей сущности иезуитскими. Оказалось: все средства хороши...
После диких войн, которые пережило человечество и которые никто не смог
остановить (все дубасили друг друга, перекрестясь), трудно было не стать атеистами...

Из книги Ю. Ф. Карякина "Перемена убеждений"

Культура не просто «в какой-то мере» является протестом против смерти и
разрушения, а именно во все большей мере становится этим протестом, во все более
нарастающей мере осознает себя единственной жизнеспасительной силой. Культура
становится, в сущности, единственным способом спасения жизни человечества путем
ее одухотворения. Другого пути нет. Все другие пути – самоубийство.

Из книги Ю.Ф. Карякина "Перемена убеждений"

Ни одно из коренных понятий нашего бытия и нашего познания не может быть
определено вне таких трех категорий, как:
1) жизнь,
2) смерть,
3) великий «Икс» (последний может быть назван Провидением, Судьбой, Богом
– христианским, мусульманским, буддийским, любым).
Вне этих категорий любая наука обречена оставаться не просто
внечеловеческой, но и в конечном счете античеловеческой. Без координат: жизнь –
смерть – «икс» – литература, философия, социология, история, психология будут
бессмысленны. Может быть, особенно наглядно это видно на психологии, которая
вне этих категорий обречена стать механической.
Культура противостоит небытию. Культура утверждает и спасает бытие путем
его одухотворения. Благодаря культуре человек не был истреблен животными-
соперниками на первой стадии своего существования и благодаря этому же не
самоистребился (пока). И весь прогресс человечества – не в цивилизационном
смысле, конечно,– это беспрерывное его самоспасение от нарастающей смертельной
угрозы путем самовозвышения, одухотворения.

Из книги Ю.Ф. Карякина "Перемена беждений"

Коммунизм (больше, быстрее, нагляднее, чем фашизм) привел человечество на
грань жизни и смерти... Не только он: он «лишь» ускорил это движение к
самоубийству, ускорил действительно радикально...
А поэтому проблема совсем не в том, что названо здесь и сегодня
«посткоммунистическая культура», а в том, как нам спастись, всем человечеством
спастись – и коммунистическим, и некоммунистическим.
Поэтому-то я и считаю (прошу меня извинить за это), что весь вопрос
поставлен неточно.
Итак...
XX век превратил «абстрактную» возможность смерти (самоубийства)
человечества, возможность «мифологическую», «метафизическую»,
«художественную», в предельно реальную, в предельно конкретную, т. е. в
технологически-практическую. Человечество действительно оказалось перед выбором
между жизнью и смертью, подойдя к пределу пределов, к порогу: впервые оно как
род стало практически смертным в условиях ядерной и экологической угрозы.

Из книги Ю.Ф. Карякина "Переены убеждений"

Коммунизм (больше, быстрее, нагляднее, чем фашизм) привел человечество на
грань жизни и смерти... Не только он: он «лишь» ускорил это движение к
самоубийству, ускорил действительно радикально...
А поэтому проблема совсем не в том, что названо здесь и сегодня
«посткоммунистическая культура», а в том, как нам спастись, всем человечеством
спастись – и коммунистическим, и некоммунистическим.
Поэтому-то я и считаю (прошу меня извинить за это), что весь вопрос
поставлен неточно

Из книги Ю.Ф. Карякина "Перемена убеждений"

Надо, чтобы человечество испугалось самого себя, чтобы вызвать в нем отвагу,
отвагу спасения...
Мировоззрение, мироощущение истинное и начинается со встречи со
смертью... Без этой встречи не может быть никакой нравственности вообще...
Мы упускаем – с каждым днем, с каждым часом, с каждой минутой – свой
последний шанс: знаем свое «дано», знаем «ответ», к которому оно должно
привести, если мы останемся прежними, и... остаемся прежними.
Почему это не доходит? (Я думаю о своем личном опыте, о нашем совместном
опыте с Алесем Адамовичем.)
Почему не доходит?
Да просто нельзя ни на кого сваливать: это предусмотрено в «Братьях
Карамазовых»:
«...и поймешь, что и сам виновен, ибо мог светить злодеям даже как единый
безгрешный и не светил. Если бы светил, то светом своим озарил бы и другим путь, и
тот, который совершил злодейство, может быть, и не совершил бы его при свете
твоем...»
Никто в этом не виноват, кроме нас самих, которым это стало известно...

Из книги Ю.Ф, Карякина "Перемена убеждений"

Но тот случай, который я хочу предложить вашему вниманию, абсолютно
особый, четвертый: нам известны и «дано», и «ответ». Но мы... мы вопиюще не
считаемся ни с тем, ни с другим...
Есть два главных факта, факта небывалых, чудовищных – каждый по-своему:
1. Человечество стало смертным (не только человек, но и человечество). При
том, каким оно нам дано, при том, каким мы даны себе, человечество обречено, если
оно не совершит подвига духовного спасения.
2. Но это-то и не осознается. Это-то и не доходит... Осознавалось, осознается
только единицами (Леонардо, Ламарк, Достоевский...).
Но главное, самое главное «дано» и самый главный «ответ» давным-давно нам
известны – по Апокалипсису.
Достоевский сумел это известное «дано» и этот известный «ответ» снова
сделать неизвестными и решить – художественно – эти две взаимосвязанные задачи.
Только сейчас нас поражает, начинает обжигать его мысль-молния: «Бытие есть
только тогда, когда ему грозит небытие, бытие только тогда и начинает быть, когда
ему грозит небытие».

Из книги Ю.Ф. Карякина "Перемена убеждений"

Есть четыре способа исследования, познания:
I. Когда неизвестно «дано» и неизвестен «ответ».
II. Когда известно «дано» и неизвестен «ответ».
III. Когда неизвестно «дано», зато известен «ответ».
IV. Когда известны и «дано», и «ответ».
Обычно мы имеем дело с тремя первыми задачами (особо: искусство,
литература и наука): художник делает для себя неизвестными и «дано», и «ответ», и
чем больше ему неизвестны то и другое, тем сильнее он нас поражает. Самый
классический пример – тот же Достоевский: работа над «Преступлением и
наказанием», над «Бесами», над «Подростком»... И, может быть, самый сильный
пример – над «Идиотом»...

Из книги Ю. Ф. Карякина "Перемена убеждений"

Ведь весь вопрос сводится к тому: о, читатель! Кто ты в самом-то деле – кто?
Младенец, которого надо кормить грудью, кашкой из ложечки в рот, паразит,
единственная самостоятельность которого – сосать любое тело, на котором живешь, к
которому прилепился, или...
Христианство впервые разбудило в человечестве, в человеке личность. Она
«наклевывалась» еще у поздних римлян, у стоиков – Сенека, Эпиктет, Аврелий…
Т. о., по моей модели, Христос – первый «писатель», который воззвал
«читателя» к сотворчеству.
(Сейчас не побоюсь «нарушения стиля». Подхожу к самому страшному
вопросу.)
Христос – «писатель»? Христос – музыкант, композитор... Он не писал. Он
говорил. Только говорил. А его только слушали, слушали. Наконец (когда?), стали
записывать. Христово слово – произнесенное, звучащее.

Из книги Ю. Ф. Карякина "Перемена убеждений"

                  Впрочем, не совсем прав: именно методики-то («скучной» и «непродуктивной») нам, русским, подчас и не хватает. Недаром из деятельных литературных героев только один чеховский Лопахин имеет русскую фамилию, а другие – то немец Штольц, то гоголевский Костанжогло... Хотя и здесь не прав: есть еще один… – никем до сих пор не понятый – Разумихин у Достоевского. Очень надежный человек в русской литературе, а стало быть, в русской жизни. Никто не помнит, что на самом деле его всамделишная фамилия (которую открыл и которой,вероятно, испугался сам Достоевский) – Вразумихин. Никто, даже Порфирий Петрович, не понимает Раскольникова так глубоко и нутряно, как Разумихин.
               Но все-таки есть западня: как только открытие, искреннее, сердечное и умственное, «затвердевает», оно тут же превращается сначала в методологию и сразу почти – в «методику»... А тут уж и работать не надо, трудиться не надо: ответ заранее известен, и просто нужно все – на самом деле неизвестное тебе – к этому ответу подогнали

Из книги Юрия Карякина "Перемены убеждений"

             Есть много разных «оснований деления» для хронологии истории. Мне кажется, в нашей истории помогает разобраться и такое «основание деления»: два периода у нас было: первый – самообманный, романтический, так сказать, и второй – сознательно обманный, лживый, циничный (оговорюсь: оба периода – сообщающиеся сосуды; уже в первом было много от второго, а во втором не так уж мало и от первого). Первый – короче, второй – подлиннее. А эпиграф к обоим один и тот же: «Клячу истории загоним…» И – почти загнали...
                На деле произошло не превращение социализма из утопии в науку. Произошла замена всех прежних утопий новой, трижды утопической. И если на деле все утопии – это лишь осуществление антиутопии, то наша и есть трижды антиутопия. Если все утопии на практике означают соревнование в составлении и реализации наиболее длинных проскрипционных списков, то наши списки длиннее всех предыдущих, вместе взятых.

Перемена убеждений

Случайно выщда на книгу Юрия Фёдоровича Карякина "Перемена убеждений", хотя уже аксиома, что ничего случайного не бывает, особенно это касается встречи с книгами и с людьми. Уверена - это ДАЁТСЯ. Какая разница  - кем, какого его имя. Спасибо, что даётся. Очень хочется взять её в руки, прижать, и ощутить через прикосновение единство сердечных ударов, тока крови. Но пока  - это только  электронный носитель, но утром, просыпаясь пораньше, чтобы посвятить час-другой раннего чтения этой книге, я день живу иначе, лучше,чище, осознаннее.

Несвяты святые

Вот уж кто действительно свят - эта женщина, передающая письма, добрые письма воюющим по разные стороны. Ах, какая хорошая публикация Яна Шенкмана!


К юбилею Никколо Макиавелли

Очень интересная публикация Александра Мелихова "Иностранные агенты Никколо Макиавелли"


Социальная жизнь

Лекция Евгения Гонтмахера — «Российская социальная политика: отстаем навсегда?»

Дебаты о прошлом

«Дебаты о прошлом заслонили собой понимание настоящего». Так называется публикация  Елены Дьяковой с интервью с Александром Эткиндом. Ах, как горько читать!


Великие реформы Александра II

Лекция профессора Зубова: «Великие реформы Александра ll»

И с журавлиной стаей...



О без вести погибших, о страданиях их родных и близких публикация Анны Бессарабовой "Ни живые, ни мёртвые".